Семиречье. Кульджинский тракт и Чунджа.

С любовью о нашем крае

Семиречье. Кульджинский тракт и Чунджа.



В 1224 году Чингисхан разделил свою империю между сыновьями. Толую, как самому младшему, достались родовые владения; Угэдэю, как самому толковому - Монголия и Китай; Джучи, как самому непокорному - Дикое поле (в том числе почти весь нынешний Казахстан); Чагатаю - то, что позднее назовут Туркестан. В 1370 Чагатайский улус распался на две части по реке Талас, которая издавна служила Великой Цивилизационной границей - ещё в 751 году здесь была битва между арабами и китайцами, после которой ни те, ни другие не рискнули идти дальше. Так и в 14 веке к западу от Таласа остался Мавверанахр, а к востоку - Могулистан. Окраина Могулистана между Балхашом и Тянь-Шанем издавна называлась Жетысу - Семиречье, и это сделало его внутритуркестанской вольницей: в 1465 году из Узбекского ханства Абул-Хайра сюда ушли под руководством Жанибека и Керея "вольные люди" - казахи, вскоре вернувшиеся назад и создавшие уже Казахское ханство, частью которого Семиречье так и осталось. Спустя ещё несколько веков большую часть бывшего Могулистана поглотил Китай, и это, пожалуй, главное: Семиречье - единственная часть Восточного Туркестана, доставшаяся России.

"Семь рек" - это Или, Каратал, Биен, Аксу, Лепсы, Баскан и Сарканд. На самом деле рек тут намного больше, и думаю, что "семь рек" стоит понимать как "всего вдосталь", а Семиречье - как Благодатный край. Это одно из самых красивых мест на Земле с фантастическим разнообразием ландшафтов, где соседствуют хвойные леса и песчаные пустыни, тучные поля и солёные степи, и в паре часов езды друг от друга расположились Америка, Африка и Средняя Азия. Мы проехали по Семиречью круг, замкнутый на Алма-Ату, и начали с броска на Чунджу (Шонжа) - столицу казахских уйгуров, близ которой находится Чарынский каньон. О дороге, Чундже и уйгурах - в первой части.



Маршрутки в Чунджу ходят несколько раз в день с автовокзала Саяхат, первая - около 8 утра, но лучше приходить пораньше, так как оплата не в кассе, а при посадке. Что мы едем к другому народу, стало ясно сразу - у большинства пассажиров были совсем не казахские, но и не русские лица. Тех людей я не фотографировал, а вот эти подвозили нас совсем в другом месте, но тоже настоящие уйгуры:

2.


Автобусные переезды в Казахстане - мучение. Во-первых, среднее расстояние тут - километров 200, то есть 4 часа езды. Во-вторых, дороги разбитые даже по российским меркам. В-третьих, транспорт обычно переполнен. В маршрутке, закрыв глаза, можно было представить, что едешь на лодке против речной волны. При том, что дорога - не абы что, а ведущий в Китай Кульджинский тракт, примерно повторяющий Великий Шёлковый путь. Но постарайтесь сесть у окна - окрестные пейзажи помогут отвлечься от тряски.
Первые два часа едешь вдоль Заилийского Алатау, среди тучных полей - землю увлажняют сбегающие с гор реки и свежие ветры. Налево поля уходят за горизонт, направо упираются в стену Заилийского Алатау:

3.


Сёла тоже тянутся одно за другим, как в Подмосковье или Западной Украине. С последней Семиречье роднит и обилие гужевого транспорта. Однако в отличие от всего остального Казахстана здесь очень популярны ослики:

4.


И почему-то именно ишаки, медленно тянущие повозки вдоль обочин, вдруг заставили меня понять, как глубоко в Азию я забрался:

5.


Остановка в придорожном селе. Разговорился с весьма доброжелательным мужиком-уйгуром, и обратил внимание, что на придорожной забегаловке написано не "Асхана" (по-казахски), а "Ашхана" - уйгурский язык тоже тюркский, но всё-таки другой. А впереди маячат горы - как я понимаю, это Заилийский Алату на излёте резко поворачивает на север и понижается к долине Или:

6.


И когда мы поехали дальше, я не успел опомниться, как вдруг мы оказались в горах. Самый настоящий перевал - первый из трёх, что нам предстояло проехать на этом кольце. С другой стороны к Или симметрично подходит отрог уже Джунгарского Алатау - и так, пунктиром, хребты тянутся вдоль границы до самого Алтая.

7.


И до чего же разными были все эти три перевала. Здесь горы холодные, тёмные и неприступные:

8.


Но закончились они так же быстро, как и начались. Вот только местность за горами стала совершенно другой - зелёные поля сменились пыльной полупустыней. Кадры с перевалом и степью сняты из заднего окна маршрутки:

9.


Горы ушли к горизонту. Позади и развилка на Чунджу и Кеген - укромная Кегенская долина с двух сторон окружена территорией Киргизии, и над ней нависает Хан-Тенгри (7000м) - вторая по высоте гора Тянь-Шаня (после пика Победы, 7435м) в виде правильной пирамиды. Туда мы уже не успели...

10.


Местность, впрочем, и тут живописная и очень среднеазиатская. На этой плоскости не совсем понятен масштаб, но приглядитесь - видите отару?

11.


Где-то здесь (имеется указатель) находится и отворот на грунтовую дорогу к Долине Замков - самому красивому месту Чарынского каньона, о котором будет отдельный пост. Туда мы ездили на такси, и сделали остановку по дороге - поближе увидеть полупустыню:

12.


Вот это уже Средняя Азия:

13.


14.


Кучка камней на пригорке вполне может быть тысячелетним курганом:

15.


А впереди маячит Кетмень (высоты до 3636м) - отдельное нагорье длиной около 200км, от Тянь-Шаня отрезанное долиной Чарына, а от Дужнгарского Алатау - долиной Или. Если же смотреть по карте, то Кетмень выглядит продолжением хребта Кюнгей-Алатау, который нависает с севера над Иссык-Кулем... но впрочем, между хребтами около 40 километров долины.

16.


В 20 километрах недоезжая Чунджи протекает Чарын - главный приток Или. Его особенность - огромный (по нашим меркам, конечно!) каньон с крутыми склонами, вполне достойных иных перевалов:

17.


Чарынский каньон - в принципе одна из самых известных достопримечательностей Казахстана... но дело в том, что в длину он несколько сотен километров, и говоря "Чарынский каньон", чаще всего имеют в виду его небольшой участок - Долину Замков в 25 километрах южнее трассы. Здесь каньон тоже впечатляет - но скорее масштабом, чем изысканностью форм. Вон тот далёкий лес - пойма Чарын:

18.


[livejournal.com profile] d_a_r_k_i_y_a на фоне Кетменских гор вглядывается в степное пространство:

19.


Промоина от временного водотока - скорее всего, во время ливня тут водопад:

20.


Взгляд назад, на горные цепи:

21.


И вниз!

22.


Вон к тем машинам у реки. Фуры перед подъёмом некоторое время отстаиваются - видимо, остывают, чтобы не перегреться на подъёме, так как наверх они ползут со скоростью пешехода:

23.


Сам Чарын - река небольшая, но быстрая:

24.


И с довольно пышной растительностью в пойме:

25.


По левому берегу Чарына отсюда на несколько десятков километра на север тянется роща согдийского ясеня - реликтового дерева, растущего вдоль степных рек. В любом путеводителе напишут, что это единственная в мире такая роща, но поиски информации о самом ясене согдийского показывают, что это не так. Скорее - просто крупнейшая:

26.


А мы уже поднимаемся с другой стороны:

27.


28.


29.


Символ Чунджи - орёл на перевале:

30.


Последние 10 километров - снова полупустыня, покрытая соляной коркой. На горизонте - Кетмень, весь одинаковой высоты - около трёх с небольшим километров:

31.


32.


Ну вот и Чунджа - огромное село (18,6 тыс. жителей), центр Уйгурского района, в котором уйгуры составляют 54% населения (ещё 40% - казахи, а русские почти нет). И первыми путешественника встречает кто? Правильно - таксисты!
Здесь сразу видно отличие уйгуров от казахов: у них совершенно другой, истинно восточный темперамент, мне они с самого начала напомнили кавказцев - горячие, подвижные, панибратские. Меня в первую же минуту, пока Даркия отходила купить воды, окружили пятеро парней-таксистов:
-Эй, братан! Куда ехать?
-В Чарын.
-А пошли, братан! Садися, вон "Ауди"!
-Подождите, я не один, жду попутчика.
-Да ладно, братан, - берёт меня за пояс, - отойдём, поговорим... - это мне уже не нравится, резко делаю шаг в сторону.
-Так почём до Чарына?
-Да накой тебе Чарын? Я те по дороге во красивые места покажу!
Затем подошла Даркия, мы запросили до Чарына 3000 тенге, немного поторговались, и ребята наконец ушли. Мы потом долго гадали - это действительно были таксисты, или нас хотели кинуть на что-нибудь? Через пару минут мы спокойно нашли пожилого таксиста, который спал в своей машине, пригревшись на солнышке, и без проблем договорились с ним. Но осадок остался, да и просто чунджинские таксисты феноменально приставучие - уже вечером, когда мы, вернувшись с Чарына, дегустировали в кафе блюда уйгурской кухни, таксисты заходили даже туда, поинтересоваться, куда и за сколько нам надо. В целом, в последующие два меня мы убедились, что уйгуры, как и любой народ, очень разные, но почти все очень открытые и непосредственные. Так что вполне возможно, что и те ребята были не гопниками, а вполне искренне считают такое общение с заезжим путником нормальным.

33.


Стоит добавить и то, что в Чундже, как и почти везде в казахстанских райцентрах, угроблено АТП, и пассажирооборот держится на частниках и проходящих автобусах из Алма-Аты. Нам к вечеру хотелось успеть в Жаркент, частники туда в течение дня ходят по заполнению и берут 5-7 тыс. тенге (1000-1300р.) с машины, но когда мы вернулись из Чарына (около 7 вечера), было уже слишком поздно.... Впрочем, о том, как мы выбирались, я расскажу позже, а пока немного о самих уйгурах, или, как их называли сто лет назад - таранчи:

33а.


На самом деле уйгуры - древний и развитый народ Великой Степи, одного порядка с казахами, узбеками, монголами, всего около 10 миллионов человек. Даже более того - это главный народ Восточного Туркестана, консолидированный под этим названием в 1921 году. Уйгурский каганат с перерывами существовал в 323-847 годах, и был первым частично оседлым государством в Великой Степи. Один раз его захватывал Китай, а дважды уничтожали другие кочевники - в 603 году тюрки, а в 847, уже окончательно - киргизы. Уйгуры, примерно как "османы", было названием не этноса, а государства, и с его распадом отдельные народы стали называть себя по месту, где жили: кашгарцы, хотанцы, таримцы, лобнорцы, общее же самоназвание у них было простое - мусульмане, или, реже - таранчи, что значило "земледельцы"... В основном они жили между Тянь-Шанем и Тибетом, вдоль реки Тарим, что теряется в песках пустыни Такла-Макан. Там осталось много древних городов (Турфан, Кашгар, Яркенд и другие), крепостей, мечетей, некрополей - уйгурское наследие вполне достойно того же Узбекистана. Последнее уйгурское государство, Кашгария, с 1760-х годов стала владением Китая.

34.


Отношения уйгуров с китайцами всегда были сложные, и с 1760-х годов до настоящего времени периодически случаются уйгурские восстания разного масштаба. К тому же, у них нашёлся неплохой союзник - дунгане, или хуэй, то есть китайцы-мусульмане, а это ещё 10 миллионов человек. Одно из крупнейших уйгуро-дунганских восстаний охватило Синьцзян в 1864 году, и к 1866 году повстанцы контролировали большую часть Кашгарии, создав на её территории несколько квазигосударств, среди которых был Илийский султанат со столицей в Кульдже. Китай в те времена бы недееспособен, навести порядок не мог, и с 1867 году уйгуры и дунгане принялись резать уже друг друга. Наконец, в 1871 году в Кульджу вошли российские войска под командованием верненского губернатора Герасима Колпаковского, и в течение 10 лет Илийский край оставался частью Российской империи. Затем его вернули Китаю, но в Россию ушло несколько десятков тысяч уйгуров и дунган, обосновавшихся в Семиречье. Подробнее эта история рассказа у rus_turk, где ей посвящена целая серия постов, там же описание дореволюционного уйгурского быта.

35.


Такая вот запутанная история. Позже казахи бежали в Китай от Гражданской войны и голода, а уйгуры в Казахстан - от инициатив Мао Цзэдуна. С дунганами, которых в отсутствие китайцев они на дух не переносят, уйгуры поделили территорию: одни живут в основном в Алматинской области (9% населения), другие - в Джамбулской (4%). Всего в Казахстане живёт 350 тыс. уйгуров и 50 тыс. дунган. Уйгурское присутствие в Алматинской области ощущается: у многих уйгурские корни, популярна уйгурская кухня (например, жаренный лагман), а некоторые даже шёпотом расскажут, что премьер-министр Казахстан - уйгур. Как мне показалось, отношения казахов к уйгурам примерно такое же, как к татарам - без явной враждебности, но с некоторой дистанцией и репутацией "они тут вместо евреев" (в смысле - везде пролезут и всего добьются).

36.


Что же касается кухни, то в Чундже её подают в каждой забегаловке, и мы попробовали прямо в кафешке у автовокзала. Порции огромные, названия непроизносимые, пища очень простая, но потрясающе вкусная и сытная. Одна особенность - исключительно острая.

37.


Там, в кафе, мы вдруг решили попробовать ехать в Жаркент автостопом, и отправились к выезду из Чунджи по пыльным опустевшим улицам, мимо затихшего базара, "на глаз" занимающего не менее 1/10 села. В основном Чунджа выглядит так - неввзрачные домики под четырёхскатными крышами да заборы в человеческий рост:

38.


Дошли до мечети - мечетей-новостроек в Чундже штук пять, но мы видели только одну:

39.


Облик мечети явно пытались стилизовать под традиционную архитектуру Кашгарии - насколько успешно, судить не берусь. Вообще, о таком народе, как уйгуры, коротким постом не рассказать - это тема для отдельного путешествия или даже нескольких, причём в Китай. Да и в принципе, скажу по секрету, Синьцзян мне из всего Китая наиболее интересен.

40.


Ещё здесь живёт Фархат-Ата, основатель учения Эллэ-Аят, неофициально запрещённого в Казахстане как секта. 1 и 18 числа каждого месяца он принимает страждущих в своём доме, который очень пышно украшен - но мы его не нашли, да и искали чисто ради посмотреть. Зато набрели на пару дореволюционных домиков - в одном из них, согласно мемориальной доске, жил "кавалер орденов славы Стариков Игнат Михайлович", а прежде вполне могли жить поднявшиеся на новом месте беженцы из Илийского края. Кстати, и сам этноним "уйгуры" официально закрепил за разрозненными тюрками Восточного Туркестана съезд большевиков 1921 года в Ташкенте - тот же самый, где по незнанию казахского языка переименовали Верный в Яблоко-Дед (Алма-Ата, то есть).

41.


На улицах под вечер обильно появлялись вот такие вот жаровни, люди жарили шашлыки - я так и не понял, для себя или на продажу, но стояли они на каждом шагу. Воздух заполнился запахом дыма и сочного жаренного мяса:

42.


А ещё здесь, в отличи от Алма-Аты, по арыкам струится вода, с виду довольно чистая. А мы в ней по незнанию кроссовки от навоза отмывали - стыдно до полусмерти, как вспомню... В итоге мы набрели на какую-то маршрутку, водитель подбросил нас до выезда на Жаркент, а там обнаружилось ещё одно лежбище такси. Мы как-то сумели сторговаться на 5000 тенге (1000р., то есть по 500 с человека) за машину, и уже в потёмках уехали в Жаркент, по дороге переехав Или в обширных плавнях - довольно приличная река размером с Волхов или Сухону. До Жаркента отсюда около 80 километров на север, и там же основной автомобильный въезд из Казахстана в Китай. Напрямую из Чунджи в сторону Китая тоже ведёт дорога, но переход там местного значения - зато вдоль дороги много горячих источников, на которых действуют крупные санатории. В Чундже все советовали нам създить туда, на что я неизменно отвечал: "Туда не смотреть ехать надо, а отдыхать, надолго!". Тем не менее, Чунджа - важный узел туристических путей.

43.

Поделиться статьёй с друзьями:

Другие статьи раздела "Семиречье":

  1. 16.06.13 Тайные клады атамана Анненкова в казахстанском Семиречье. Отправляется новая экспедиция
  2. 16.06.13 Автопутешествие по Казахстану. Степи Казахстана. Приэльтонье или семиречье. Грязь Эльтона.
  3. 16.06.13 Глава 2. Расселение из Семиречья
  4. 16.06.13 Семиречье. Дорога на Алтын-Эмель.
  5. 16.06.13 Целебное богатство Семиречья
  6. 16.06.13 Автопрогулка по Семиречью
  7. 16.06.13 Великая степь
  8. 16.06.13 Балхаш, город и озеро
  9. 16.06.13 Семиречье. Кульджинский тракт и Чунджа.
  10. 14.06.13 Атланты и Арии в Семиречье
Прыг: 01 02 03 04 05 06